Радио СИТИ-FM 87.9

Всё, что происходит в Москве


Previous Entry Share Next Entry
«Севастополь нельзя отдавать в любом случае»
city_fm_87_9

Георгий Бовт: Давно мы не говорили про Украину. Доцент кафедры сравнительной политологии МГИМО, доктор политических наук профессор Елена Георгиевна Пономарева у нас в гостях, здравствуйте.

Елена Пономарева: Добрый вечер.

Г.Б.: Какая веселая тема – "Черный февраль Украины". Нам можно звонить по телефону прямого эфира (495) 995 11 11, писать 3377. Елена Георгиевна, когда смотришь телевизионные новости и читаешь сообщения в интернете из Украины, то, в общем-то, меня как историка по образованию, берет оторопь от всего, что я вижу. Честно говоря, абсолютный не прекращающийся кровавый кошмар. С одной стороны, ты видишь, что на твоих глазах творится история. С другой стороны, пока это не очень укладывается в голове. Вы ученый. Как можно вообще это структурировать каким-то образом так, чтобы разложить хотя бы… Все по полкам не разложишь, потому что еще пыль не улеглась даже и продолжает там клубиться. Но тем не менее?

Е.П.: Вы совершенно правильно сказали, что рационально подойти к оценке ситуации, которая разворачивается в столь дорогом российскому сердцу государстве, очень сложно. Тем не менее, нам некуда деваться, мы должны все-таки отодвинуть в сторону эмоции и постараться посмотреть на это с точки зрения здравого рассудка, и более того, – с точки зрения эгоистических интересов: как нам дальше жить. В этом смысле мы должны напрячь всю свою волю и постараться разобраться. На самом деле, с точки зрения науки, можно со стопроцентной уверенностью утверждать, что все, что происходит сегодня на Украине – это не есть события совершенно случайные, стихийные. Это естественный процесс, который вылился в такие кровопролитные акции. Этот процесс формировался в течение последних как минимум двадцати трех лет, а может быть, даже и ранее. В свое время так случилось, я год отучилась во Львовском государственном университете, еще в рамках Советского Союза, в 1985–1986 годах. Преподавание уже тогда велось на украинском языке, правда, отвечать преподавателю ты мог по–русски.

Г.Б.: А они задавали вопросы на украинском?

Е.П.: Да, на украинском, и лекции читались на украинском. Некоторые преподаватели, например, история КПСС читалась по–русски. Жила я в общежитии, поэтому вкусила все прелести общения с представителями Западной Украины уже тогда. Бытовая нелюбовь, так скажем, к "москалям" проявлялась даже в отношении меня, достаточно молодой девушки. Сегодня то, что мы имеем, – это следствие тех процессов, повторяю, которые разворачивались на Украине и которые в самом общем виде за последние более чем двадцать лет можно уложить в концепцию мягкого влияния.

Читать дальше


?

Log in