cityfm879 (city_fm_87_9) wrote,
cityfm879
city_fm_87_9

Categories:

Модернизация и инновации в ПЕРЕХОДЕ НАЛИЧНОСТИ С НИКИТОЙ КРИЧЕВСКИМ


Елена Силуянова: Кремль готовит экономическую амнистию для бизнеса. В администрации президента сейчас изучают варианты, в соответствии с которыми можно было бы выпустить на свободу бизнесменов, которые сидят по нетяжким экономическим статьям. Сроки не называются. Это поддержал Дмитрий Медведев. На вопрос «Возможно ли в России проведение амнистии лиц, осужденных за экономические преступления?», президент сообщил, что уже занимается обдумыванием механизма. Надо только подумать над составом, заметил президент. А единоросы заявили, что написали свой вариант.

Никита Кричевский: В свою очередь, глава президентского совета Михаил Федотов, обратил внимание на то, что против предпринимателей «Есть дела, в которых нет заявления и нет потерпевших, и вдруг начинается уголовное преследование. Значит, это кому-то нужно. Но тот. Кому это нужно, сидит за стеночкой и не появляется. По сути, эти дела – это рейдерские захваты».

Е.С.: О рейдерских захватах поговорим?

Н.К.: Нет, о том, что у депутатов Единой России уже готов проект амнистии для осужденных за экономические преступления. Его нужно только согласовать с администрацией президента. Об этом сообщил зампред. комитета по законодательству, Андрей Назаров. Подробности касаются статей, по которым проводится амнистия, они охватывают далеко не те 100 тыс. бизнесменов, которые сидят очень часто незаслуженно и ни за что. Несомненно, этот список нужно будет расширять. Часто мы встречаемся с ситуациями, что людей оступившихся по жизни возбуждаются уголовные дела. Мы приводили, неоднократно приводили примеры двух сидельцев, это Андрей Лундовский, человек, обвиненный руководством банка, где он председательствовал в том, что он вывел наличными 67 млн. рублей, хотя факт вывода доказан не был, но ему дали 6 лет. Есть только заявление от собственников банка, но нет потерпевших. Когда же собственников банка спросили, почему они не подают гражданский иск против Андрея Лундовского, ведь он нанес ущерб, то они об это даже не думал. Истории простые. Многие, кто работает в банках, знают, что для того, чтобы не вылетать на трехсотые формы, не светится перед территориальными управлениями банка, подписываются технические документы, направленные на то, чтобы в отчетности все было хорошо. Андрей оступился в том, что подписал этот ордер, кассовый ордер, без даты. Обычная практика. В итоге дали 6 лет. Отсидел более 2,5. Заявление есть, потерпевших нет, состава преступления нет, т.к. оно не доказано. Судя по всему, был занос.

Е.С.: Так, если был занос, то он по амнистии не выйдет?

Н.К.: Они бьются, как та лягушка. Другой случай, потерпевших нет тоже, никому нет дела до этих двух предпринимателей. Они бы принесли пользу экономике, а не воровали бы. Второй случай – Владислав Михайлович Втулкин, который развивал бизнес по продаже алкогольной продукции и к середине нулевых годов входил в первую пятерку алкогольных дистрибьютор по Москве. То же самое, написали заявление под копирку, что он настаивал на том, чтобы его подчиненные брали в Сбербанке кредиты, а потом он их отбирал. При этом эти кредиты были оформлены на частных лиц, в дальнейшем они были потрачены на приобретение земель в Краснодарском крае, и сегодня эти земли находятся у Сбербанка в залоге. То есть, кредитов нет, они проходят по балансам, по ним выплачиваются проценты. Люди развиваются. Эти люди, действительно, по рейдерски захватили этот бизнес.

Е.С.: Но он не сидит?

Н.К.: Он в Германии, в международном розыске. Подавали на экстрадицию. Делом занимался верховный суд Германии. Досконально. Немцы посмотрели, вгрызлись и спросили, «в чем состав преступления?». Человек не может вернуться из-за международного розыска. Потерпевших нет, они в полном шоколаде, а парень там. Опять же никому нет до этого дела. Говорят, что это на уровне следственного управления при ГУВД или МВД. Неизвестно, я не знаю. Но факт есть факт. Человек, вместо развития бизнеса, а у него остались и виноградники, винзавод, интернет портал по реализации, сидит в Германии и не может вернуться.

Н.К.: Приступаем к основной теме программы, к модернизации, инновациям и Сколково. Почему все действия, предпринимаемые чтобы запустить эти процессы предпринимаются, а процессы не запускаются. Корабль российской экономики стоит у пирса и даёт всё большую осадку. 28 мая этого года либеральная российская общественность обидно пропустила памятную дату: двухлетие со дня выхода указа президента России №579 об образовании комиссии при президенте Российской Федерации по модернизации и технологическому развитию экономики России. В дальнейшем мы будем её называть просто «комиссия». У прогрессивных активистов память коротка хронически, потому что 18 июня 2009 года в Лаборатории Касперского состоялось заседание новообразованной комиссии. Вспомните, сколько тогда было энтузиазма, как мы говорили, что российская экономика будет около кисельных берегов. Кто вошёл в состав комиссии? Помимо президента туда вошли господа Володин, Турков, Дворкович, Греф, Набиулина, Чубайс, Собянин и Прохоров. Господин Аузан, единственный экономист-теоретик, блестящий институциональный экономист, вошедший в состав этой комиссии. И мне не вполне понятно, чем он там занимается. Ведь он понимает, что без независимого судопроизводства, без реальной конкурентной среды, без защищённости прав собственности и контрактов, без минимизации коррупции, а так же повышения качества бюрократии, даже самая чеканная экономическая политика неминуемо потерпит крах. За 2 года существования комиссии прошло аж 25 заседаний. Они проходили почти везде. На этих заседаниях принимались очень интересные решения. «Сформировать механизм инновационного лифта. Срок: 1 марта 2010 года. Ответственный: Сергей Иванов. Считать приоритетными задачами повышение энергоэффективности и энергосбережения в компаниях. Срок: апрель 2010 года. Ответственный: Эльвира Набиулина, представители государства в советах директоров компаний. Улучшить состояние здоровья населения Российской Федерации, снизить показатели заболеваемости социально значимыми заболеваниями и смертности от этих заболеваний. Срок: 20 июня 2010. Ответственный: Владимир Путин. Обеспечить равноправные политические условия на мировом рынке для российских экспортёров высокотехнологичной продукции путём противодействия попыткам адресных ограничений, направленных против российских экспортёров. Срок: 1 декабря 2010 года. Ответственный: Лавров, Фурсенко, Кириенко». Сан Саныч Аузан, вы на проводе или нет?

Александр Аузан: Да.

Н.К.: Вы слышали, что я дам вам характеристику блестящего экономиста?

А.А.: Благодарю.

Н.К.: Как вы оказались в этой комиссии, и что вы там делаете?

А.А.: Я был назначен указом президента Российской Федерации в ноябре. До этого со мной были некоторые проговоры, потому что чиновника можно назначить без его позволения. А я не был чиновником, поэтому всё было с моего согласия. В январе меня попросили возглавить консультативную группу этой комиссии. Одну из 7 групп комиссий. Задача моей группы заключалась в том, чтобы давать обратную связь и оценку тем материалам, которые идут от других групп. Мне всё интересно, потому что я институциональный экономист. Я писал по этим вопросам. Приглашение в комиссию я воспринял как приглашение к диалогу разных точек зрения.

Н.К.: Я уточню, что господин Аузан – автор одно из лучших российских учебников по институциональной экономике.

А.А.: Для тех, кто не намерен заниматься экономической теорией я бы попробовал другое издание: «Институциональная экономика для чайников». Там объяснено, зачем это обычным людям.

Н.К.: За 2 года существования комиссии какие-либо достижения у комиссии есть, или это пока на уровне обсуждения, конференций и встреч?

А.А.: Нет, не на уровне разговоров. Есть результаты. Они пока не значимы экономически. Пилотные результаты. Идут уже десятки проектов, связанные с пятью приоритетными направлениями президентской модернизации.

Н.К.: Честь мундира говорит в вас.

А.А.: На комиссию не допускается ни один проект, если он не имеет видимого результата в виде хотя бы опытного образца. А лучше реализуемого объекта. Экономического значения это пока не имеет. И это не очень хорошо. Это робкий стук в дверь под названием модернизация. Но это результаты, которые можно показать людям. Что такие результаты могут быть массовыми и значительными, если поменяется кое-что. Если поменяются правила, по которым живёт страна.

Н.К.: А эти правила у нас так, как они нужны чиновникам. На что вы рассчитываете?

А.А.: Вы имеете в виду законы, а я имею в виду реальные правила жизни.

Н.К.: А законы это не правила?

А.А.: Законы не всегда вообще являются институтами. Поменяется жизнь страны тогда, когда будет спрос на эти изменения.

Н.К.: Вот одно из решений комиссии по модернизации: «Улучшить состояние здоровья населения Российской Федерации, снизить показатели заболеваемости социально значимыми заболеваниями и смертности от этих заболеваний. Срок: 20 июня 2010. Ответственный: Владимир Путин». Это что?

А.А.: Я вообще не готов говорить о том, что происходило в комиссии до моего появления, до 24 ноября 2010 года. Но могу сказать, что обычно поручение формулируется так: Правительству Российской Федерации подготовить предложение для достижения такой-то цели, в предложениях должно быть учтено то-то, то-то и то-то. И срок.

Н.К.: А я всё это взял с официального сайт комиссии.

А.А.: Те поручения, которые проходили в мою бытность, 11 из них к моей радости или боли сделаны по предложениям консультативной группы, которая работает последние 6 месяцев, они формулируются именно так.

Мы говорим о модернизации, об инновациях, об инновационном центре Сколково. Когда комиссия по модернизации начинала свою работу, то Сколково не было и в помине. Оно появилось в послании президента 12 ноября 2009 года, когда он сказал «надо бы поскорее завершить предложение по созданию в России мощного центра исследований и разработок, который был бы сфокусирован на поддержку всех приоритетных направлений». Со Сколково определись в середине марта 2010 года, на встрече с победителями олимпиад, президент сообщил, что инновационный центр будет строиться там, где есть неплохой задел для этого, что будут строить в Сколково. В марте же стало известно, что сопредседателем центра с российской стороны станет руководитель компании Рено, господин Вексельберг, а чуть позже, было объявлено, что иностранным сопредседателем будет руководитель корпорации Интел, господин Баррет. Сколково сегодня – это 83 компании. Которые получили статус участников, 16 участникам уже выделены гранды. Общая сумма софинансирования составляет 3.7 млрд. рублей. Организации, получившие статус участника, до достижения годового объема их выручки в миллиард рублей, освобождаются от бухгалтерского учета, НДС не будут платить 10 лет. Столько же тариф страховых взносов будет составлять для них 14%, все они имеют право на освобождение налога на прибыль, таможенные затраты будут осуществляться в форме авансовых платежей из федерального бюджета. Иностранцы смогут получать разрешение на въезд на работу в Сколково по предельно упрощенному алгоритму. Заместитель господина Вексельберга, господин Наумов в эфире. Станислав Александрович, здравствуйте. Как сегодня точно называется Ваша должность?

Вице-президент. Сегодня я готов ответить на любые вопросы, касающиеся работы инновационного центра.

До перехода в Сколково, Вы были заместителем министра промышленности и торговли, статсекретарем Минпромторга, откуда и ушли в Сколково. Не жалеете?

Должны быть люди, которые жалеют о том, что я всю свою активность и идеи сконцентрировал на проекте Сколково. Думаю, что есть немало других хон активности, где можно и хотелось бы поработать, но сейчас я очень рад, что у нас появились новые участники и очень приятно, как с нуля растет новый высокотехнологичный бизнес.

В зарплате не потеряли, все устраивает?

Я понял. Что надо повышать зарплату на государственной службе в любом случает, тогда возникнет необходимая конкуренция среди управленцев, тогда программы, которые носят традиционных. Могут быть объединены с программами Сколково, и ресурсы будут сконцентрированы на таких больших программных проектах.

Какой сегодня бюджет у Сколково.

У нас бюджет делится на несколько статей. Расходы на гранды – 5 771 млн. рублей, из них мы уже часть договоров заключил, но особенностью бюджета являются не только эти деньги. Но и деньги частных инвесторов. Каждая копейка бюджетная имеет такую же копейку частного инвестора. Мы рассчитываем привлечь до 3 млрд. средств инвесторов. Работаем в этом смысле не только с институтами развития, но и с частными венчурными фондами.

Какие иностранные компании аккредитовались и стали вашими соучастниками в строительстве?

Несколько соглашений, обязывающие обе стороны создавать конкретные эрезитенты, мы заключили на питерском форуме, соглашение с компанией «Джонсон и Джонсон», в области фармацевтики, компания «Нокия сименс нетворк», в области технологий. В этом году мы хотим заключить 15 соглашений, половину уже выполнили, сегодня в очереди несколько новых компаний, транснациональных, которые будут создавать свои предприятия в системе Сколково.

А Вам не кажется, что сегодня при Сколково аккредитованы, почти все крупнейшие мировые производители, и через некоторое время мы окажемся в ситуации, когда все новейшие исследования и разработки, которые будут частично профинансированы иностранцами, будут плавно, вместе с мозгами утекать на Запад.

Я думаю, что это очень оптимистический взгляд, т.к. не все компании готовы в раках одной темы создавать общие платформы. Поэтому из 5 компаний в одном секторе мирно уживутся 2-3. А они будут обеспечивать защиту интеллектуальной собственности на глобальном уровне. Поэтому утечки мозгов, как была за последние 30 лет, не будет. Зачем вынимать из экосистемы тот базовый элемент. Который позволяет создавать новые знания и новые технологии.

Очень просто, на Западе интеллектуальная база выше и заработки выше.

На этом Западе сейчас так же происходят изменения в системе

финансирования, поэтому, скорее всего ученые из других стран мира, если будет успешная первая линейка, приедут к нам. В мире науки нет понятия эмиграции, есть понятие миграции. Нужно бороться за таланты, чтобы они раз в 7-8 лет решение о своей новой площадке. Приезжали к нам в Сколково.

В каком состоянии сейчас стройка?

Сейчас начались проекты в области энергетики и транспортной инфраструктуры. Перекладка линий электропередач, проектирование новых развязок со стороны минского шоссе, которое основное для нас, т.к. там проложена железнодорожная магистраль, которая будет главной связью с другими научными центрами в Москве. Проектирование города вошло в завершающую фазу. Градостроительный план будет готов уже в ближайшие месяцы.

Н.К.: Соломон, слушаем вас.

Соломон: Мне кажется, что вопросы очень просты в ответе. Дело в том, что у нас все эти заявленные сферы не соответствуют базису, который определяет надстройку. У нас базис клептократический. Соответственно, никакие разговоры о борьбе с коррупцией, никакие благие намерения изменить экономику не могут иметь место, пока не изменятся производственные отношения на нормальные.

Н.К.: А что за нормальные производственные отношения?

Соломон: Когда не будут приниматься непродуманные решения.

Н.К.: Понятно. Это называется «институты у нас не работают». «Сколково в нашей стране уже было, и оно называлось Нью-Васюки». Андрей на проводе.

Андрей: Мне кажется, что ответ на ваш вопрос содержится в двух вещах. Первую вы озвучили. Нет институциональных условий, чтобы инновационные процессы в этой стране происходили. Вторая причина это то, что мы слышим в новостях, что в Страсбурге сегодня принимается резолюция Европарламента, где призывают выполнять элементарные экономические условия участия в выборах. Вчера у нас прокурор в рот себе выстрелил на рабочем месте. Магнитский был избит до смерти.

Н.К.: Это опять же об институтах. Это независимое судопроизводство, свободная конкурентная среда, эффективное антимонопольное законодательство, минимизация коррупции, качественная бюрократия. Руслан.

Руслан: Мне кажется, что проблема в том, что нет спроса с чиновников. Я сам являюсь гражданином Чечни, у нас был Дёмушкин, который удивлялся, почему у нас всё так хорошо. Есть статья «Нам нужен в России своё Кадыров». Вот у нас там по-другому. Человек конкретно спрашивает на месте. Если человек не выполнил сказанного, то его снимают. А здесь этого нет.

Н.К.: У вас там не совсем так. У вас там многие дома ремонтируются за счёт чиновников. Чиновникам потом деньги возвращают, но Кадыров, как говорят, говорит «Если вы со мной спорите, то вы будете ремонтировать не 2 дома, а 4».

Руслан: Правильно. Он говорит: «Не воруте. Вы вместо арматуры 10 кладёте 6. Кабеля не такие кладёте. Поэтому я вас заставляю за свой счёт переделывать».

Н.К.: Смысл вашего тезиса в том, что в России власти сильной нет.

Руслан: Нет спроса.

Н.К.: У нас разговоры не о сталинизации или десталинизации. У нас разговоры о сильной авторитарной власти. Сергей.

Сергей: Мы помимо двух слов «модернизация» и «инновация» забыли третье слово - «мотивация». Мы навязываем ту вещь, которая сама по себе должна делаться как в других странах. Естественно, мотивация у людей должна присутствовать. В настоящей ситуации все гонятся за быстрыми деньгами.

Н.К.: Вот Руслан говорил, что у нас недостаток сильной авторитарной власти. Я готов добавить, что у нас практически отсутствует контроль за институтами развития. То есть за центрами ГЧП, за технопарками, за особыми экономическими зонами и за другими фондами, которые поддерживают всё и вся, а по сути, прожигают бюджетные деньги.

Сергей: Мы попытались насильно построить демократию. У нас получилось?

Н.К.: Не то, чтобы она насильно строится. У нас экономическая, а не политическая программа. Я не готов разговаривать на эту тему. Вадим.

Вадим: Во-первых, самая большая в мире борьба идёт на рынке наукоёмкой высокотехнологичной продукции. Вы знаете, самая высокая добавленная стоимость, которая позволяет всем сотрудникам платить большую зарплату и поднимать науку. Поэтому транснациональные компании всегда стараются захватить высокие технологии. Второе: наша элита хранит свои деньги там, откуда родом транснациональные компании. И последнее: я вам напомню, как один великий человек написал, что «крупный капитал всегда имеет возможность подкупить элита псевдонезависимой страны, чтобы уничтожить конкуренцию на территории этого государства». Всё известно давно.

Н.К.: Да, но в Финляндии, Бразилии, Аргентине, Китае и других успешно модернизировавшихся странах начинали с того, что создавали специальные федеральные органы. Надо создать федеральную службу по модернизации, а не непонятную комиссию с непонятными полномочиями. Эффективный государственный орган подотчётный напрямую президенту. Вот этого у нас нет. Мы это предлагали тысячу раз. Мы – это я и мой коллега Владислав Иноземцев. Андрей.

Андрей: Это я вернулся. Второе, что я не успел сказать, это отсутствие потребности в результатах модернизации.

Н.К.: Это как раз та самая служба по модернизации.

Андрей: У нас все разговоры об инновации – это кружева на нефтяную трубу.

Н.К.: И третье?

Андрей: Всё. Только 2 условия.

Н.К.: Мы не остановились на ещё одном важном вопросе, который крайне важен. Финансы. У нас нет финансовой программы. Она никому не нужна. Мировой опыт говорит, что есть прямое бюджетное финансирование, и есть налоговые льготы. Это у нас присутствует. Но есть и предоставление государственных гарантий. Есть страхование экспортных кредитов. Есть частичное или полное возмещение затрат на вновь создаваемые предприятия из федерального бюджетов и регионального бюджетов. Есть даже продажа иностранной валюты для импорта иностранных технологий и средств производства по льготному курсу. Есть модернизационные займы под высокие проценты, которые перевешивают банковские вклады. И модернизационные займы, которые имеют конечный срок и конечные цели. Многие из тех, кто имеет деньги и не знает, что с ними делать, могли бы часть своих сбережений инвестировать в эти займы. Но ничего этого не происходит. Зато слов много, Сколково строится. Об инновация мы говорим в каждом послании.

ПРЕДЫДУЩИЕ ПЕРЕДАЧИ ПРОГРАММЫ "ПЕРЕХОД НАЛИЧНОСТИ" С НИКИТОЙ КРИЧЕВСКИМ
Tags: Кричевский, Медведев, Модернизация, Москва, Переход наличности, СИТИ-FM, Сколково, инновации
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments